ЛГБТ поставили Узбекистану диагноз «советская гомофобия с усилением ислама»

Гомосексуалы-эмигранты из Центральной Азии на гей-параде в Нью-Йорке в 2018 году. Фото с сайта Rusalgbt.com

Ситуация с правами ЛГБТ в Узбекистане и Туркменистане примерно одинаково неблагополучна, однако в узбекском обществе унаследованное от Советского Союза предубеждение против гомосексуалов начинает подпитываться набирающим силу исламом. К таким выводам пришла Международная ассоциация лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интерсексуалов ILGA-World (The International Lesbian, Gay, Bisexual, Trans and Intersex) в опубликованном 20 марта ежегодном отчете о том, как различные государства поощряют и поддерживают гомофобные настроения и практики.

Доклад о ситуации с ЛГБТ в Центральной Азии подготовили соосновательница казахстанской феминистской инициативной группы «Феминита» Жанар Секербаева и queer-феминистка и исследовательница проблем ЛГБТ Сыйнат Султаналиева.

Авторы отметили признанный неконституционным законопроект о защите детей от вредной информации в Казахстане, аналогичный российскому. Однополые связи трактуются в нем как «извращение», а распространение любой информации о гомосексуальности среди лиц, не достигших 18-летнего возраста, предлагалось запретить.

Наряду с попытками провести гомофобские законопроекты в парламенте Кыргызстана авторы отметили позитивные тенденции: в январе 2017 года Министерство здравоохранения разработало руководство по медицинской и социальной помощи трансгендерам, транссексуалам и людям с неопределенным гендером. Этот протокол стал результатом работы ЛГБТ-организации Labrys на основе изучения опыта Украины и Нидерландов, которая организовала круглые столы с чиновниками министерства.

Однополый секс в Таджикистане был декриминализован в 1998 году, но ни о каких равных правах или отсутствии дискриминации ЛГБТ-людей в республике речи не идет. Таджикские правоохранительные органы ставят гомосексуалов на учет, а местные ЛГБТ-активисты сообщают о работе «полиции нравов», которой было поручено бороться с «распространением гомосексуализма» по всей стране. Действия блюстителей нравственности включают запугивание, произвольные аресты, физическое или сексуальное насилие, шантаж.

Ситуация с правами ЛГБТ в Туркменистане и Узбекистане примерно одинакова, пишут обозреватели: «В обеих странах добровольный однополый секс между мужчинами все еще криминализован». В Туркменистане 135-я статья УК предусматривает максимальное наказание за это преступление» 2 года, в Узбекистане 120-я статья — 3 года.

В Туркмении гомосексуальность понимается как психическое расстройство, поэтому наказание может включать помещение на излечение в психиатрические клиники. В 2015 году в Осло состоялась премьера документального фильма «Туркменистан: запрещенный гомосексуализм», где молодые туркменистанцы, обвиненные по 135-й статье, рассказывали о пытках, оскорблениях, унизительных медицинских обследованиях и сексуальном насилии, с которыми им пришлось столкнуться. В 2016 году Human Rights Watch подтвердила, что в Туркменистане обвиняемые принудительно подвергаются анальному досмотру с целью поиска доказательств «гомосексуального поведения».

Женские однополые отношения не преследуются, хотя из Узбекистана поступали сообщения об угрозах со стороны милиции активисткам, целовавшимся в собственной машине. О правах человека в Узбекистане есть доклад анонимного узбекского активиста, который обращает внимание на то, что ввиду криминализации гомосексуальности ЛГБТ-люди, ставшие жертвами преступлений, не могут обратиться за помощью к властям, а также избегают обращаться за медицинским лечением.

120-я статья используется в политических целях или становится формой шантажа. Например, в октябре 2015 года андижанского учителя, пожаловавшегося на отсутствие электричества, арестовали по обвинению в мужеложстве. В мобильном телефоне якобы нашли несколько порно-видеозаписей.

Обозреватель обнаружил только один случай, когда милиционеры подверглись наказанию за насилие над представителем ЛГБТ-сообщества, — описанный «Ферганой» в 2016 году прецедент, когда милиционеров, избивших трансвестита, разжаловали и уволили со службы.

«Узбекское общество глубоко гомофобно, это наследие советской системы образования, следствие националистических настроений, а теперь и возрастающего исламского влияния в стране, где сексуальность строго табуирована», — делает вывод активист.

Гомосексуальные отношения в исламе являются запретными (харам). В первые годы независимости Узбекистана активно возрождался светский ислам, однако в 2000-е годы президент Ислам Каримов заявил об угрозе, которую представляет собою растущий фундаментализм, и против мусульман начались массовые репрессии.

В период президентства Шавката Мирзиёева ислам в обществе вновь стал играть большую роль. В 2018 году он предписал усилить пропаганду ислама. При нем в стране появилось много медресе (исламских учебных заведений), в том числе сотни подпольных.

Основанная в 1978 году ILGA (Международная ассоциация лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интерсексуалов) с административным центром в Женеве (Швейцария) является всемирной федерацией, отстаивающей права сексуальных меньшинств. В 2011 году ILGA опубликовала свой первый доклад о гомофобии и карту стран, где криминализованы гомосексуальные отношения.

  • Погубит ли аренда природные заповедники Узбекистана

  • О попытках властей Таджикистана заткнуть рот независимым медиа

  • Почему узбекский МИД не заметил критику ЮНЕСКО сохранности Шахрисабза, Бухары и Самарканда

  • Как молодая семья таджикского музыканта попала в «Вилаят Хорасан»