Жанаозен словам не верит

Увидят ли нефтяники Мангистау обещанные властями золотые горы
Фото с сайта Tengrinews.kz

Спустя восемь лет после кровопролитных беспорядков в Жанаозене на его развитие решили выделить огромные средства — 230 млрд тенге (более $602 млн). Накануне президентских выборов правительство обнародовало комплексный план социально-экономического развития города до 2025 года. Конечно, деньги на развитие Жанаозена выделялись и в течение последних семи лет — ранее действовал такой же комплексный план на 2012-2020 годы. Но, во-первых, финансирование было скромнее, а во-вторых, основные проблемы, такие как безработица и слабая социальная инфраструктура, так и не были решены. Корреспондент «Ферганы» искал ответ на вопрос, почему в нефтяном городе на юго-западе Казахстана тяжело живется, несмотря на высокую среднюю зарплату.

Людей больше, работы нет

Город Жанаозен появился в 1964 году. В советское время он назывался Новый Узень и строился как вахтовый поселок для нефтяников. Изначально никто надолго тут не оставался, рабочие приезжали и уезжали, но постепенно вахтовый поселок разросся до стационарного городка. В 1991 году в Жанаозене уже проживало 42 тысячи человек, и он получил статус города.

По статистике, население в городе прибывает по 3-4 тысячи человек в год за счет мигрантов. В 2000-е оно выросло, по разным данным, в полтора-два раза. В 2013 году Жанаозен стал лидером по приросту населения за 10 лет среди всех городов Казахстана — население тогда достигло 101 тысячи жителей. В 2014 году эта цифра составляла уже 137 тысяч, и город превысил установленную Генпланом норму, рассчитанную на 120 тысяч жителей. Сейчас в Жанаозене проживает более 130 тысяч человек.

Если до нулевых годов население росло преимущественно за счет миграции вахтовиков из других регионов, то в последние десятилетия — благодаря естественному приросту. В таких условиях остро встают вопросы трудоустройства жителей, особенно среди молодежи. Жанаозенцы старших поколений также испытывают трудности с поиском работы и с получением достойного дохода на изнуряющем производстве. Нередко это приводит к конфликтам с властью, самый известный из которых произошел в 2011 году, когда восьмимесячная забастовка нефтяников закончилась массовыми беспорядками в День независимости Казахстана и расстрелом безоружных граждан.

Попросил работу — арестован

В феврале этого года в Сети распространялись видеоролики, на которых жители Жанаозена требовали работу у городских властей. Примечательно, что незадолго до этого во время своего отчета перед населением аким (глава администрации) Жанаозена с гордостью сообщил, что в 2018 году создано 469 рабочих мест в сфере малого и среднего бизнеса. Но то ли мест хватило не всем безработным, то ли не всем подошел вариант с малым и средним бизнесом, но вскоре в городской акимат по вопросу трудоустройства обратились сразу 110 человек. Горожане в основном изъявляли желание работать в нефтяной сфере и не соглашались на вакансии, предлагаемые в «социалке» из-за маленькой заработной платы. «Люди приходят, требуют работу с зарплатой от 200 тысяч тенге ($523). Но у них нет ни сертификатов, ни документов, позволяющих им устроиться в АО “ОзенМунайГаз” (занимается освоением месторождений Узень и Карамандыбас. — Прим. «Ферганы»). Более того, в данной компании действует мораторий на принятие на работу. Мы проводим консультации, объясняем людям, что устроиться в эту компанию невозможно», — отметили тогда в акимате Жанаозена.

Нефтедобыча компании "ОзенМунайГаз". Фото с сайта Ozenmunaigas.kz

Весной жанаозенцы продолжили обивать пороги местной администрации. Жители, которые не могли найти работу, в интервью «Азаттыку» сказали, что власти не хотят решать их проблемы. «Говорим о трудоустройстве — нас арестовывают», — заявил один из жителей после того, как административный суд Жанаозена постановил арестовать четверых безработных на пять суток по обвинению в нарушении законодательства о мирных собраниях, митингах и демонстрациях. Несколько человек получили предупреждения, а еще один безработный — штраф.

Тогда же в Мангистаускую область приехал министр труда и соцзащиты Бердыбек Сапарбаев. К нему обратился многодетный отец из Жанаозена. Сообщил, что у него семеро детей, дочь-инвалид, работы нет. Кто-то из стоявших рядом сказал, что мужчине предлагали работу с зарплатой в 150 тыс. тенге (около $400), но он отказался. Министр тут же призвал многодетного отца согласиться на такой оклад и закончил разговор.

Высокая зарплата не делает счастливее

Не живущим в Мангистауской области может быть непонятно, почему безработные люди отказываются от 150 тыс., ведь среднемесячная заработная плата по Казахстану в первом полугодии 2019 года составила 168 тыс. тенге ($441). Но здесь нужно учесть, что в нефтяных регионах Казахстана другие уровни зарплат и потребительских цен. Если для жителей Тараза или Петропавловска зарплата в 150 тыс. тенге может считаться нормальной, то в Атырау и Мангистау это мизер. В этом плане два этих региона выглядят как отдельные государства внутри Казахстана.

Если говорить конкретно про Жанаозен, то минувшей зимой аким (на тот момент) Мангистауской области Ералы Тугжанов заявил, что средняя зарплата в городе составляет 410 тыс. тенге ($1073). Но утверждать, что средний жанаозенец получает такую сумму ежемесячно, нельзя: картина неполная, поскольку в статистике отсутствуют данные по медианной зарплате. Как правило, в нефтяных регионах на размер средней зарплаты влияют высокие оклады сотрудников добывающего сектора, то есть если топ-менеджеры нефтяных компании получают по 700-800 тысяч, а работники Домов культуры или официанты максимум 70 тысяч, то все равно средняя зарплата в данной местности будет считаться высокой за счет нефтяников.

Еще один фактор: высокие цены на продовольственные и непродовольственные товары. «Я был в Жанаозене. Да, цены на продукты ощутимо выше, чем в других городах страны, и даже чуть выше, чем в соседнем Актау. Оно и понятно — Жанаозен расположен далеко, то есть дорогая логистика, особенно это касается овощей и фруктов», — делится наблюдениями экономический эксперт Сергей Смирнов.

Поэтому жители хотят идти только в нефтегазовый сектор, так как оклады работников в госорганах и сфере оказания услуг не доходят и до 100 тыс. тенге (около $263).

Несколько причин безработицы

Кроме отсутствия достойной оплаты труда в государственных и частных организациях, не считая «нефтянки», еще одной причиной нерешаемой проблемы безработицы эксперты называют нехватку дополнительных предприятий. «На основные предприятия сложно пробиться, потому что там не могут раздувать штат. Это понятно. Но почему не создают дополнительные предприятия, чтобы занять членов семьи? Например, для женщин могли бы швейную фабрику открыть, чтобы они могли спецодежду для нефтяников шить, чем заказывать костюмы где-то и переплачивать. Вот создавая такие предприятия, могли бы занять народ и частично решить проблему безработицы», — отмечает Сергей Смирнов.

Дело в том, что после обретения Казахстаном независимости, когда была сделана ставка на экспорт сырья, в Жанаозен стали съезжаться семьями, а в каждой семье работал, как правило, только мужчина. Работать женам и подросшим детям оказалось негде, если они не пробивались в нефтяную компанию.

Митинг безработных в Жанаозене. Фото с сайта Lada.kz

И еще один момент: семьи в Мангистауской области, в том числе и Жанаозене, традиционно большие. «Зарплаты в 200-300 тысяч тенге, в принципе, нормальные. Но это если в семье максимум 2-3 человека. А, как правило, в том регионе семья может состоять из 10 человек, включая 5-6 детей. И содержать такую семью на эти деньги уже не получится, если жена и дети не работают. Но женщины, насколько я замечал во время поездки, могли подметать улицы в сорокаградусную жару. И одна из причин забастовок (закончившихся трагедией) в 2011 году как раз связана с тем, что зарплаты одного человека не хватало не содержание всей многодетной семьи», — считает эксперт.

Основная отрасль Жанаозена, да и всего Мангистау — нефтегазовая промышленность. Но, как уже отмечалось выше, пробиться в компании этой отрасли почти невозможно. Но не только из-за того, что там мест нет, а у безработных — диплома или сертификата. «Простые люди не могут пробиться, даже если они отучились по специальности. Либо нужны знакомства, либо деньги. Могут брать примерно миллион тенге или нужно быть сыном агашки (нарицательное имя богатого и влиятельного человека, неформального лидера клана (рода). — Прим. «Ферганы»). Если я буду крутым специалистом, меня могут взять, но только если эта должность уникальная, и ни у кого, кроме меня, нет таких знаний. Но на рядовые должности просто так вряд ли возьмут», — обрисовывает картину житель Мангистауской области на условиях анонимности.

Что делать молодежи?

В сложившейся ситуации больше страдают молодые люди, которые не могут трудоустроиться с дипломом на руках. Некоторые вынуждены уезжать работать в другие регионы и оставаться там, вдали от родного дома. Но есть и те, кто любит свой город, несмотря на трудности, и хочет остаться здесь жить в будущем.

Молодая девушка по имени Айнаш родилась в Жанаозене, сейчас учится в Уральске. Пару раз в год она возвращается домой на каникулы. «К сожалению, значительных изменений в развитии города я не замечаю. Да, дороги сделаны, но только в двух-трех местах, и то в центральных частях города, а дорога, ведущая к (Каспийскому) морю, не сделана, и там часто бывают аварии. Из положительного: строятся школы, детсады. Есть торгово-развлекательные комплексы, рестораны, кинотеатры, бассейн, спортивные клубы, фитнес-центры, недавно открылся центр, где можно на роликах кататься. Но пока не сказать, что для молодежи много мест для развлечений. Но хочется верить, что весь прогресс впереди. Я и сама в будущем хочу жить в Жанаозене и вносить свой вклад в развитие родного города», — говорит Айнаш.

Здесь не верят власти

Проблески надежды стали появляться в последние месяцы. В апреле этого года глава государства Касым-Жомарт Токаев на встрече с общественностью Мангистауской области назвал одной из важных проблем в регионе развитие города Жанаозен. «Занятость, жилищное строительство и развитие социальной инфраструктуры — главная задача. Правительство разработало комплексный план по этому вопросу. Надо это реализовать», — сказал он.

Несмотря на это, по итогам президентских выборов именно в Мангистауской области Токаев набрал наименьший процент (55,52 %) голосов среди всех регионов страны, что, помимо недоверия к действующей власти, в очередной раз показывает, что жителей Мангистау не успокоишь одними заявлениями.

Уже после выборов Токаев поменял акима Мангистауской области. Связано ли это с результатами голосования, неизвестно, но очевидным стало то, что была сделана ставка на местного человека. Назначенный на прошлой неделе Серикбай Трумов — не только житель Мангистау, но и хорошо знает ситуацию в Жанаозене, так как он возглавлял этот город с 2012 по 2015 год, как раз после трагических событий 2011-го. При нем в Жанаозене были восстановлены пострадавшие во время беспорядков здания, появилось множество детских площадок, детсадов, открылись физкультурно-оздоровительный комплекс, новый парк отдыха и другие соцобъекты.

Пусть жизнь будет с сахаром

Что касается комплексного плана, то там значатся внушительные цифры — 230 млрд тенге (более $602 млн) — на реализацию 67 проектов. План социально-экономического развития Жанаозена рассчитан до 2025 года. Из указанной суммы в этом году будет израсходовано $51,3 млн на покупку арендных квартир, строительство дорог, подготовку бизнес-баз, приобретение квартир для жителей аварийных домов.

Кроме того, план предусматривает создание 350 новых рабочих мест на коммунальном предприятии «Озенинвест».

Как сообщил аким Жанаозена Адильбек Дауылбаев, в плане развития города предусмотрено создание 5606 новых рабочих мест, что поможет решить вопрос с безработицей. «Эти работы будут реализованы путем строительства сахарного завода, строительства электростанции, расширения завода по переработке бытовых отходов и создания центра коворкинга», — заявил аким.

Несмотря на оптимистичные планы, к обещаниям чиновников эксперты пока относятся настороженно. «Надеюсь, это не искусственное создание мест. После трагедии 2011 года рабочие места создавались за счет искусственного раздувания штата. Кого-то увольняли, кто активно протестовал, и на их место набрали новые кадры. Если и в этом случае произойдет искусственное расширение штата, то это может привести к удорожанию себестоимости добычи нефти. А это, в свою очередь, может привести к уменьшению доходов и даже к убыткам, как на Кашагане. Если себестоимость нефти окажется выше мировых цен, то это может привести к приостановлению добычи и затем последующему запуску, а это обойдется еще дороже», — предупреждает Сергей Смирнов.

Идею строительства сахарного завода эксперт также не считает удачной. «У нас даже у существующих заводов мощности недозагружены. А какой сахарный завод в той местности, где нет ни тростника, ни свеклы? Привозить будут? Но это далеко и обойдется дорого. В том регионе проблемы с водой, а какой же сахар без воды? Допустим, они создадут завод, но себестоимость сахара какой будет, исходя от логистики?» — задается вопросами экономист.

С другой стороны, все это пока лишь заявления, замечает Смирнов. «У нас не раз говорили о строительстве четвертого НПЗ. Но до сих пор его нет, а потом заявили, что его строить вовсе не нужно. Поэтому сначала нужно дождаться реальных действий», — заключил собеседник «Ферганы».

Помимо создания рабочих мест, комплексный план подразумевает обеспечение жильем. «В этом году 26 многоэтажных домов будут отремонтированы в рамках комплексного плана развития Жанаозена. В городе 40 аварийных домов, около 500 жителей будут переселены в новые дома», — говорится в докладе акима города.

Тем, кто зарегистрирован в списке безработных, обещают предоставить арендуемые квартиры. А тем, кому жилья не хватит, рекомендовали переехать в другие регионы страны, и 10 семей согласились. Расходы на переезд должна на себя взять одна из нефтяных компаний.

Местные жители рады, что наконец съедут из ветхого жилья, однако не все новые дома, построенные в Жанаозене, их устраивают. «Рада, что строят, но есть опасение, что некачественно построят, потому что новым домам в шестом микрорайоне нет и двух лет, а уже видны недочеты. Сейчас строительство домов, как я заметила, приостановлено. Надеюсь, после возобновления будут делать упор не на количестве, а на качестве», — надеется Айнаш.

В целом жанаозенцы, как и эксперты, сдержанно относятся к обещанным им золотым горам и понимают, что рабочие места, жилье и повышение уровня жизни могут так и остаться в отчетах чиновников.

Багдат Асылбек
Читайте также