Первый агрегат Рахмона

И другие достижения экономики Таджикистана в уходящем году
На церемонии запуска первого агрегата Рогунской ГЭС. Фото пресс-службы президента Таджикистана

Уходящий 2018 год запомнится таджикистанцам в первую очередь запуском Рогунской ГЭС. Что еще важного произошло в этом году в социально-экономической жизни страны, «Фергана» спросила таджикских экономистов, а также других специалистов и рядовых жителей участников группы экономических новостей Таджикистана (ENT.TJ) в соцсети Facebook.

Энергетика — вне конкуренции

Главным событием года в Таджикистане все респонденты ожидаемо назвали пуск первого агрегата Рогунской ГЭС в середине ноября. Рядовые жители ждали от ввода Рогуна прежде всего отмены лимитов на электроэнергию, которые вводились в регионах страны в осенне-зимний период в течение последних 20 лет. Из-за дефицита электроэнергии в самое холодное время года ее подавали всего на 6-8 часов в сутки.

Таджикские власти обещали, что с запуском ГЭС будет положен конец лимитированной подаче электричества. И действительно, по данным Национальной сети по прозрачности и подотчетности в сфере электроснабжения, подача энергии осуществляется круглосуточно во все регионы страны. Население надеется, что энергосистема выдержит этот график и в предстоящие зимние месяцы 2019 года.

Жительницы Таджикистана во время отключения электроэнергии. Фото с сайта Ozodi.org

Пуск агрегата, как считают экономисты, даст импульс развитию предпринимательства по всему Таджикистану, ведь ранее в условиях полугодового отсутствия электроэнергии успешно организовать какое-либо производство было невозможно. Есть и другие стратегически важные аспекты этого события.

«Посредством сдачи в эксплуатацию первого агрегата Рогуна и модернизацией других станций мы решили проблему энергетической блокады; также благодаря улучшению отношений с Узбекистаном мы вновь подключены к единой энергетической системе Центральной Азии. Эти два прорыва усилили доверие международного сообщества и инвесторов к Таджикистану соответственно, это позитивно повлияет на инвестиционный климат страны», считает участник группы ENT.TJ Иттифок Ахмедов.

«В энергетическом плане Таджикистан смог привлечь достаточно серьезные финансовые ресурсы в виде грантов, кредитов и долговых обязательств для модернизации действующих и строительства новых ГЭС в стране. Это соответствует одной из трех главных стратегических задач обеспечению энергетической безопасности страны», отмечает модератор группы Алмаз Сайфутдинов.

Добрососедство стало настоящим

Другим важным событием респонденты называют открытие границ с соседним Узбекистаном и все, что с этим связано. Около 20 лет между странами сохранялись напряженные отношения, было затруднено передвижение граждан, прервано железнодорожное сообщение с югом Таджикистана, почти прекратились торговые отношения. 2018 год стал поистине прорывным в отношениях между странами: были открыты 10 пунктов пропуска на общей границе, запущены автобусные сообщения, восстановлено движение поездов. В ходе первого государственного визита Шавката Мирзиёева в марте в Душанбе было подписано соглашение о взаимных безвизовых поездках граждан Таджикистана и Узбекистана сроком до 30 дней.

«В региональном плане Таджикистан и Узбекистан создали новую платформу для сотрудничества после визита узбекского лидера в Таджикистан. Таджикистан вернул себе статус одного из крупнейших экспортеров электроэнергии в Узбекистан. Открылись перспективы для сотрудничества в промышленной, энергетической, химической, текстильной, сельскохозяйственной, транспортной, авиационной и многих других сферах сотрудничества», указывает Алмаз Сайфутдинов.

«Большим достижением можно считать прогресс в решении проблемы транспортной блокады после улучшения отношений с Узбекистаном, от которого очень многое зависело в нашей экономике», дополняет Иттифок Ахмедов.

Эмомали Рахмон и Шавкат Мирзиёев. Фото пресс-службы президента Таджикистана

В таджикско-узбекских отношениях в этом году произошло еще много всего знаменательного. Узбекистан возобновил поставки газа в Таджикистан, которые были прерваны в 2012 году, Таджикистан же начал экспорт электроэнергии в Узбекистан. Между странами возобновилось авиасообщение. Узбекистан снизил тарифы на проезд по своей территории таджикских автомобилей, увеличил срок пребывания для следующих транзитом грузовых машин с трех до пяти дней. Последнее обстоятельство исключит немалые штрафы, которые зачастую платили таджикские перевозчики. И еще один весьма позитивный процесс: началось разминирование таджикско-узбекской границы.

Политическая «оттепель» между властями двух стран была с радостью воспринята жителями Таджикистана. Более миллиона таджикистанцев в этом году побывали в Узбекистане в качестве туристов или посетили родственников.

«Динамичное улучшение отношений с Узбекистаном создает новые возможности по увеличению потока туристов. Хотя взаимный турпоток между странами представляет собой малобюджетный туризм, тем не менее положительный эффект от его роста налицо. Также является очень позитивным снижение тарифных и нетарифных барьеров между нашими странами», отмечает таджикский экономист, пожелавший остаться неназванным.

Правда, не обошлось и без некоторых трений. С весны на таджикский рынок хлынул поток узбекских товаров текстиль, электротехника, продукты и многое другое, причем по ценам, которые были почти вдвое ниже таджикских. Но потребители рано радовались появлению дешевых товаров. Местные торговцы и производители, опасаясь падения цен и, соответственно, своих доходов, добились от таджикских властей введения ограничений на ввоз некоторых узбекских товаров. Под полный запрет попал ввоз таких ходовых продуктов, как куриные яйца, мука, масло, и снизившиеся было цены вновь поднялись.

Бюджет, налоги и другие показатели

«Торговый баланс у нас сложился дефицитным, с преобладаем импорта, который вырос на 15%. А вот экспорт товаров за 11 месяцев нынешнего года уменьшился на 9,6% по сравнению с прошлым годом. О чем это говорит? Что деньги уходят за рубеж на покупку тех товаров, которые мы могли бы производить в республике сами. Например, мы экспортируем хлопок-сырец, а импортируем текстиль, который стоит в разы дороже сырья. Снижение доли экспорта во внешней торговле, в том числе по основным товарам – алюминию и хлопку, тревожный показатель для экономики Таджикистана.

При этом, судя по отчету Минфина за 11 месяцев, план по доходам госбюджета не только выполнен, но и перевыполнен почти на 1%. Однако все знают, как происходит поступление «доходов» в госказну: в прибыльные компании, например сотовые, регулярно приходят представители налоговых органов и обязательно находят нарушения налогового законодательства, за которые полагается возмещение ущерба и выплата штрафа. Таким образом одни компании вынуждают платить миллионы сомони за другие, которым предоставлены налоговые льготы», указывает экономический эксперт.

Наблюдатели считают, что в 2018 году не произошло никакого улучшения в условиях ведения бизнеса и налогообложения предпринимательства, в связи с чем все больше предпринимателей закрывают свое дело или уходят в тень. Об этом говорят и ухудшение позиций Таджикистана в рейтинге Doing Business 2019, а также данные Всемирного банка, из которых видно, что Таджикистан «лидирует» среди стран СНГ по объему и сложности исчисления взимаемых налогов.

«Таджикистан продолжил достаточно жесткую налоговую политику для консолидации и финансирования крупных проектов в стране. Но эта политика дает негативные результаты: растет теневой сектор, а кто-то выводит бизнес за границу», сказал один из собеседников «Ферганы».

Жизнь и ее уровень

Большинство опрошенных нами участников интернет-сообщества ENT.TJ также не заметили реальных улучшений уровня жизни рядовых граждан страны. С 1 сентября уходящего года в Таджикистане были увеличены оклады госслужащих, работников бюджетных учреждений, пенсии и стипендии. Однако это не принесло сколь-нибудь заметного роста семейных доходов. Повысившийся курс доллара и потребительские цены практически свели к нулю это повышение. В пересчете на доллары бюджетные зарплаты и другие выплаты отнюдь не увеличились, а некоторые даже уменьшились. Кроме того, осталась без повышения и без того мизерная минимальная зарплата (около $42).

Отметим, что средняя зарплата в Таджикистане в 2018 году составила $138. Эта сумма не обеспечивает скромные расходы даже одного человека, в то время как каждому работающему приходится содержать детей, родителей, помогать другим родственникам.

«Доходы населения падают, цены растут. Жизненные потребности одного человека обходятся примерно в $200 в месяц, и это когда всё по минимуму. Естественно, оплата учебы детей сюда не входит», говорит один из участников паблика ENT.TJ.

Пожилой человек просит милостыню на улице в Душанбе. Фото с сайта News.tj

Еще одним негативным фактором стало повышение тарифов на электроэнергию (на 15%), воду (на 380%) и другие услуги ЖКХ.

«С экономической, правовой и социальной точки зрения мы, простой народ, ничего хорошего в этом году не почувствовали. Свет подорожал, налоги и штрафы подняли, в судах попираются права людей. Бюджетные деньги тратятся на пляски, танцы и юбилейные торжества, а в больницах столько больных людей, вынужденных лечиться за свои деньги. Есть бездомные семьи, да и все уязвимое население нуждается в социально-экономической помощи», отмечает другой респондент.

В течение 2018 года не получили своего разрешения и многие другие проблемы, отравляющие жизнь населения. Ситуация с четырьмя кризисными банками, обобравшими несколько тысяч своих вкладчиков, не улучшилась, а даже ухудшилась. «Финансовый сектор остался очень уязвимым ввиду фактического банкротства «Точиксодиротбанка» и «Агроинвестбанка», которые вызваны безграмотным управлением», считает эксперт «Ферганы».

Более того, население убедилось, что их попытки бороться с произволом банкиров являются абсолютно бесполезными, и никто из власть предержащих им не поможет. Это показал завершившийся в начале декабря судебный процесс адвоката Солиджона Джураева против бывшего руководителя «Таджпромбанка» Джамшеда Зияева и высокопоставленных чиновников министерств финансов и юстиции. Несмотря на признание судом правонарушений и хищений со стороны ответчиков, разоблаченных Джураевым, последнему отказали в его требовании привлечь виновных к ответственности.

«Не претендую на истину, но, самое главное, я вижу, что наш народ стал более осторожно относиться ко всему, что требует финансовых вложений или расходов. То есть теперь потребуется больше усилий заставить клиента купить или вложиться во что-либо», отмечает экономический эксперт Илхом Махкамбаев.

Еще одной сферой, о критической ситуации в которой говорили многие опрошенные, является сотовая связь и интернет, качество и скорость которых значительно ухудшились, а цены при этом возросли. Если еще лет 10-12 назад Таджикистан находился в авангарде среди стран региона по развитию телекоммуникационной отрасли, то за последние пару лет, благодаря новым поборам и ограничениям, регулярно вводимыми Службы связи, начал существенно отставать от соседей.

Туризм и терроризм

Уходящий год был объявлен в Таджикистане годом развития туризма и народных ремесел. Президентом была поставлена задача усилить представление «туристических возможностей страны и национальной культуры на международной арене» и привлечение в отрасль инвестиций. Власти планировали привлечь в страну более миллиона иностранных туристов.

Но 29 июля произошло трагическое событие, которое потрясло общественность не только в Таджикистане: банда террористов в Дангаринском районе атаковала туристов из дальнего зарубежья. В результате нападения четверо были убиты и лишь двое выжили. Среди погибших двое граждан США, один гражданин Голландии и один — Швейцарии.

Группа велотуристов в Таджикистане. Фото с сайта News.tj

Следственная группа из числа сотрудников Генпрокуратуры, Госкомитета национальной безопасности и МВД республики молниеносно провела расследование, нападавшие террористы оперативно были найдены и ликвидированы, 15 человек оказались на скамье подсудимых. Власти создали туристическую милицию и сообщили, что после нападения в Дангаре поток туристов в страну не уменьшился. Их поддержали и посольства ряда стран, завившие о единичности этого теракта и безопасности посещения Таджикистана. Тем не менее, безусловно, теракт нанес урон туристическому имиджу Таджикистана.

Между тем, по мнению опрошенных нами экспертов, туризм в Таджикистане и без того серьезно страдал от монополии отечественных авиакомпаний, регулярно повышающих цены на авиабилеты. Так, за 9 месяцев 2018 года услуги воздушного транспорта в республике подорожали более чем в полтора раза — на 55%. «Цена авиабилетов из Европы в Кыргызстан или Узбекистан примерно вдвое дешевле, чем в Таджикистан. К тому же у нас, по сравнению с соседями, больше бюрократии и коррупции», считает один из участников группы ENT.TJ.

Резюмируя год

Экономические итоги 2018 года в целом довольно противоречивы, считает эксперт в области экономики, который дал свой комментарий на условиях анонимности: «С одной стороны, экономические показатели характеризуется ростом ВВП или контролем уровня инфляции. Эти показатели были в пределах позитивных тенденций. Однако другие тенденции, тормозящие экономическое развитие, вызывают обеспокоенность. Это прежде всего касается финансового сектора, распределения средств на различные сферы экономики.

Что служит источниками роста экономики? Вовсе не денежные переводы мигрантов, как принято считать. Их переводы – это увеличение потребления, преимущественно импортных товаров. Экономике страны это ничего не дает. Источником роста служат инвестиции в основной капитал, на который строятся новые предприятия, набираются работники, производится продукция.

Откуда берутся инвестиции? Если это иностранные инвестиции, то нельзя утверждать, что происходит рост экономики, поскольку эти средства придется возвращать, и неизвестно, какие экономические и юридические последствия будет иметь этот процесс. Между тем в Таджикистане более 40% инвестиций – иностранные, и как это скажется на экономике, покажет лишь время. Правда, в текущем году наметился рост государственных инвестиций, но он пока незначителен.

Также необходимо смотреть структуру доходов в бюджет, которые в этом году идут с перевыполнением. Например, план сбора налога на добавленную стоимость исполнен лишь на 95%. Но если повсюду идет рост производства, о котором нам говорят, то как может быть не исполнен НДС? Скорее всего, недобор происходит за счет предприятий, которые имеют налоговые льготы, устанавливаемые законом о госбюджете или иными законодательными актами. Но смогут ли они продолжить успешно свою деятельность после отмены льгот? Вполне возможно, что им это окажется не под силу. Тогда иностранные инвестиции, как говорится, уйдут в песок.

В целом год прошел без серьезных реформ. Временные льготы, моратории — это лишь полумеры, которые не дают серьезного толчка экономическому развитию. Такой толчок могут дать только системные преобразования — реформа налогообложения, упрощение условий ведения бизнеса, в том числе всевозможных регистраций, искоренение коррупции, разработка стимулирования и поддержки экспортеров и другие. Но никаких таких системных изменений в этом году в Таджикистане не произошло», заключил собеседник «Ферганы».

Шухрат Негматулло
  • Сериал «Чернобыль» заставил власти Узбекистана оправдываться за строительство АЭС

  • В Алма-Ате 10 июня задерживали несогласных с итогами президентских выборов и тех, кто попал под руку

  • Политолог Досым Сатпаев – о том, почему победа Токаева на выборах может оказаться пирровой

  • В поисках причин массового отравления фастфудом в Ташкенте